«Нет ни двора, ни бассейна, ни консьержа». Как обживается скандальная элитка на Киселева, где метр стоил 3500 долларов

Долгострой на улице Киселева, вероятно, помнят многие жители Минска. Дом в тихом центре с огромными квартирами по 300 метров и ценой в $ 2500−3500 за «квадрат» должен был стать №1 в списке элитной недвижимости города. В реальности же – что-то пошло не так. Своих квартир дольщикам пришлось ждать целых 13 лет. За это время застройщик (бизнесмен Сергей Демчук) был обвинен в мошенничестве, проект упрощен, а предложенные еще в нулевых планировки к завершению стройки уже вышли из моды. Мы решили посмотреть, как сейчас живет дом «Времена года» и узнать, почем здесь продаются квартиры.

«Ой, а мы думали тут бизнес-центр»

Историю строительства комплекса, который позже стал большой головной болью для дольщиков, мы подробно рассказывали несколько лет назад. Если вкратце, то монолитно-каркасный 8-этажный комплекс «Времена года» должен был стать самым передовым в столице. Помимо внешних признаков элитарности (эксклюзивные витражи, мраморные полы, кованые ограждения) у дома должна была быть крутая начинка − своя система фильтрации воды, отдельная  скважина, а также − спортивный зал, бассейн, теннисный корт и другие плюшки. Строительство объекта началось в 2004 году, однако уже через несколько лет стройку заморозили. Бизнесмен Сергей Демчук в 2012 году был обвинен в мошенничестве и приговорен к 8 годам колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Строительство дома не без финансовой помощи со стороны дольщиков продолжил Мингорисполком. В итоге, в эксплуатацию жилую часть «Времен года» ввели только в 2016 году, а подземный паркинг и офисная часть нормально не функционируют до сих пор.

Мы подходим к дому со стороны улицы Киселева. Вообще, если смотреть на здание с парадной (фасадной) стороны, то оно не выглядит обжитым. Центральные входы закрыты, плитка местами слегка облупилась, а на некоторых стеклопакетах можно заметить старую защитную пленку синего цвета. Интересуемся у прохожих: «А дом вообще жилой?». «Ой, а мы думали тут офисы вообще», − слышим в ответ.

Действительно, облицовка фасада здания сегодня скорее напоминает бизнес-центр, чем жилой дом. Впрочем, мы то знаем, что перед нами жилое строение. По паспорту в доме имеется 4 подъезда (цветовая гамма каждого соответствует определенному времени года) и 48 квартир. На старте продаж сообщалось, что площадь самой маленькой квартиры в доме составляет 170 «квадратов», самой большой – 613 квадратных метров. Сейчас квартир в доме стало чуть больше. Судя по объявлениям о продаже, в которых фигурируют такие метражи, как 60, 80, 90, некоторые собственники разбили свои большие площади на несколько жилых помещений. К слову, часть из квартир нашла владельцев не в двухтысячных, а гораздо позже − на аукционах конфиската, проводимых городом в 2018 году. Метр тогда предлагали уже не по $ 2500, а по 1100-1300 за «квадрат».

«На месте стройки и бомбу находили, и скелет. Ни за что бы тут квартиру не купила»

Обходим дом и наконец, понимаем, как люди попадают в свои квартиры. Оказывается, все входы в подъезды располагаются с внутренней стороны дома, а все проходы к ним находятся сбоку. Автомобили въезжают на придомовую стоянку с правой стороны здания, а пешеходы могут воспользоваться неприметной калиткой с левой стороны дома.

К слову, справа подойти к дому невозможно – дело в том, что со стороны улицы Куйбышева к элитной многоэтажке примыкают территории сразу нескольких дипломатических учреждений − посольств ОАЭ и Венесуэлы.

Рассматриваем большие окна первого этажа, и понимаем, что весь нижний ярус дома отдан под административные помещения. При этом какой-либо офисной жизни тут пока не наблюдается: двери закрыты, вывесок нет, посетителей не заметно.

Вся придомовая территория комплекса «Времена года» огорожена забором, за ним − обширная парковка. Машин на стоянке, кстати, немало – значит, в доме все же кто-то живет. Пытаемся рассмотреть через ограждение детскую площадку или какие-то лавочки для взрослых, но видим, что никаких горок и качелей тут не предусмотрено.

Наши брожения вокруг дома замечает пожилая женщина, которая сидит на лавочке во дворе, примыкающем к «дому Демчука». Мы объясняем, что интересуемся новостройкой, и женщина обещает нам рассказать все, что знает. Оказывается, вся стройка проходила на ее глазах:

− Я тут живу с 1962 года, и все у нас было тихо, пока не пришел этот Демчук. С начала 2000-х годов мы вот это наблюдаем. Сперва нам обещали, что тут будет пятиэтажный дом, а в итоге вот что получилось.

Наша собеседница рассказывает, что до нулевых на этом месте стояли два двухэтажных дома коридорного типа, в которых жили военные. Женщина говорит, что каменные дома оказались такими крепкими, что их сносили чуть ли не месяц. Помимо жилых строений, тут также располагалась кочегарка, домоуправление, стояли беседки и росли акации.

− Все это снесли и стали рыть котлован. Очевидцы рассказывали, что на месте этого дома и бомбу находили, и скелет откапывали. Чего тут только не было! А вот прямо сюда застройщик забор свой ставил. Мы его снесем, он ставит, мы убираем, он снова за свое. Воевали здесь за каждый метр. Он же тут хотел еще и фитнес-клуб построить, но не вышло. Теперь на этом месте просто автостоянка. Кстати, первоначально проезд к новостройке должен был идти прямо через наш двор, но мы такой шум подняли, что от этой идеи отказались.

Женщина вспоминает, что в недостроенном виде дом простоял много лет. Первые новоселы стали обживаться в восьмиэтажке только недавно:

− Потихоньку заселяются уже. Вообще, дом, конечно, ужасный, я бы в нем ни за что не купила квартиру. Во-первых, окна на улицу выходят, а там же напротив − ночной клуб (сейчас он уже не работает. — Прим. Realt), заведения увеселительные, магазин «Соседи» работает до часу ночи. Во-вторых, машин тут много. Мы вот сейчас борьбу ведем, чтобы нам во дворе поставили шлагбаум. Я как-то специально шла и считала машины, получилось 155 автомобилей. А в «доме Демчука» даже и двора нет. Гулять к нам ходят, а у них − только стоянка и проходы к подъездам.

В таком виде дом простоял несколько лет. Фото из архива Realt.

Впрочем, несмотря на проблемы, типичные для центра города, квартал на Киселева женщине очень нравится:

− Вообще, места тут хорошие – прямо в нашем дворе белки живут. Зелени много, Осмоловка рядом, я туда сама гулять хожу. Сталинки наши стоят тут с 50-х годов. Дома эти хорошие, только перекрытия везде деревянные.  А так − площади большие, комнаты просторные, потолки по 3,2 метра. Не хуже, чем в этой новостройке. Раньше тут одни военные жили, а теперь уже, наверное, их потомки остались. У нас же раньше когда салюты на 9 мая пускали – в домах окна звенели. Запуск потом специально подальше перенесли.

«С мобильной связью бывают перебои, а в остальном – это лучший район»

Время идет, мы пытаемся рассмотреть белок, а сами с надеждой поглядываем на входную калитку. Наконец там появляется молодая женщина. Она спешит, но соглашается сказать нам пару слов о доме:

− Мы сами переехали недавно, только в ноябре. В нашем подъезде всего 15 квартир. Могу сказать, что где-то в 3-х идет ремонт, 2 квартиры − еще продаются, а остальные, получается, уже заселены. Дом хороший, потолки по 3,5 метра, лифт бесшумный. Консьержа, правда, в подъезде пока нет, но уже сделали калитку с замком, в общем – все в процессе, обживаемся.

Отпускаем спешащую незнакомку и ловим на себе капли воды. Поднимаем головы наверх, а там − специальная бригада «высогорных» клинеров моет окна в пентхаусе. Похоже, что дом действительно перестает быть призраком. Рядом на крыше замечаем целую шеренгу камер видеонаблюдения – безопасность на уровне.

Все на той же тропинке встречаем еще одну жительницу дома. Спрашиваем у нее о комплексе и районе.

− Дом может и не выглядит обжитым, но в нашем подъезде почти все квартиры уже проданы. Кто-то заселяется, кто-то ремонт делает. Первый этаж тут весь административный – он пока пустует. Может, будут офисы, может − магазины. Вообще, я всю жизнь живу в этом районе и скажу, что лучше места в городе нет.

− А мобильные телефоны у вас работают? Все же Генштаб близко?

− Ну да, с мобильной связью бывают перебои, не буду врать. Но в целом, тут одни плюсы. Любое место города Минска, которое мне необходимо, находится в пешей доступности. Парк Горького, набережная Свислочи, Комаровка, магазины, банки, метро – я везде добираюсь без машины. Если есть дети, то две школы и садики тоже тут рядом. Поликлиника вот находится подальше − на Сухой, но я и туда пешком хожу. Вообще, места тут − красивые. Для меня это самый лучший район города.

В данный момент в доме на Киселева продается более 20 квартир (это те, что выставлены на Realt). Большинство представленных вариантов – без какой-либо отделки. Самая дешевая квартира в доме стоит 125 тысяч долларов. За такую стоимость продается студия с тремя окнами и площадью в 62 квадратных метра. Жилье находится на 4-м этаже. Самый дорогой вариант – четырешка на втором этаже за 705 тысяч долларов. Объект площадью 304 «квадрата» также продается без отделки. Есть среди предложений и готовые варианты – к примеру, вот эта 3-комнатная квартира площадью 107 «квадратов». Жилье с дизайнерским ремонтом и 3,5 метровыми потолками продается за 530 тысяч долларов.