Путин в Восточной Европе. Плата за соседство

Страны Восточной Европы дорого заплатят за изоляцию России, поскольку связаны с ней давними узами. Но даже относительно дружественные государства не доверяют российскому экспансионизму.

Угроза войны в Украине вызывает опасения во всей Восточной Европе. Большинство стран региона являются членами НАТО и не видят для себя непосредственной опасности вторжения. Но российский и советский экспансионизм формировал их политику десятилетиями, если не столетиями.

В наши дни многие восточноевропейцы расходятся во мнениях с Кремлем из-за поставок энергоносителей или финансируемых Россией коррупционных схем. Другие установили более дружеские отношения, чему способствовала торговля, русскоязычное меньшинство или политики, которые ладят с президентом РФ Владимиром Путиным. Но даже в таких странах украинский кризис порождает проблемы. Корреспондент.net рассказывает подробности.

Страны Балтии

Страны Балтии, которые до 1991 года были советской территорией, больше других заинтересованы в сдерживании и жестких санкциях по отношению к России.

«Взаимозависимость означает, что вы можете навредить тому, кто зависит от вас», — говорит премьер-министр Эстонии Кая Каллас, чьи родственники по материнской линии были депортированы в Сибирь при Сталине. Ее правительство потребовало от Германии не одобрять строительство газопровода Северный поток-2. Оно также пытается отправить оружие Украине, но Германия блокирует передачу техники немецкого производства. 27 января министр обороны Латвии назвал позицию Германии «аморальной и лицемерной».

Прошлым летом, когда Путин написал статью, в которой утверждает, что исторически украинцы не являются отдельной нацией, это вызвало тревогу в Эстонии, Латвии и Литве, потому что он приводил аналогичные аргументы в их отношении в середине 2000-х годов.

Специалисты по оборонному планированию в этих странах считают Россию угрозой существованию. «Если Путин вторгнется в Украину, мы будем следующими», — цитирует The Economist высокопоставленного чиновника одной из стран Балтии. 

Муниципальное правительство эстонского города Нарва расположено в двух шагах от границы с Россией. Из своего окна мэр Катри Райк может наблюдать за машинами и грузовиками, проезжающими через пограничный контрольно-пропускной пункт.

Более 80 процентов жителей Нарвы являются этническими русскими — таково наследие веков, в течение которых Нарва входила сначала в состав Российской империи, а затем в СССР. Этнические русские, составляющие почти четверть населения страны, стали более интегрированными после того, как Эстония 30 лет назад стала независимой. Тем не менее, большинство из них по-прежнему отправляют своих детей в русскоязычные школы и предпочитают российское телевидение и интернет-СМИ. Даже сейчас в городском совете можно услышать слова вроде «у них в Эстонии…»

Катри Райк, экс-министр внутренних дел, была избрана мэром в декабре. В ее предвыборные обещания входило преодоление этого разрыва. В сентябре планируется открыть новую среднюю школу с эстонским языком обучения. Региональная экономика, когда-то зависевшая от тяжелой промышленности советских времен, теперь ориентирована на Запад.

Но наращивание военной мощи России на границе с Украиной напоминает Нарве о том, где она находится. Мнения разделились по привычной схеме. Некоторые этнические эстонцы называют Россию агрессором, в то время как этнические русские склонны считать опасность войны преувеличенной или обвинять в этом НАТО.

«Каждый из нас знает, что думает другой, поэтому мы просто не говорим об этом», — поясняет Райк.

Румыния и Болгария

В Румынии и Болгарии все сложнее. Обе страны являются членами НАТО, но при этом страдают от коррупции, частично связанной с Россией. Местная власть не всегда была в восторге от американской политики, связывающей усилия по борьбе с коррупцией с региональной безопасностью.

В то время как румынские политики в течение многих лет требовали, чтобы НАТО укрепил свое присутствие, болгарские, как правило, уклоняются от новых развертываний, чтобы не провоцировать избирателей, симпатизирующих России.

Тем не менее, обе страны пришли в ярость, когда 21 января Россия потребовала, чтобы НАТО вывел союзные войска с их территории. Они приветствовали американское предложение развернуть вместо этого еще больше войск.

Центральная Европа

Именно в Центральной Европе отношение к России наиболее двойственное. Виктор Орбан, популистский премьер-министр Венгрии, дружит с Путиным и собирается посетить его в Москве 1 февраля. Он подражает путинской модели правления, фактически взяв под свой контроль средства массовой информации и судебную систему своей страны и назвав себя защитником христианской Европы (в том числе от безбожного ЕС).

Орбан купил российские атомные электростанции и заключал сделки на поставку российского газа в обход Украины. Его правительство настойчиво призывало к ослаблению санкций ЕС в отношении России.

Президент Чехии Милош Земан тоже дружит с Путиным и добивается разрешения российским компаниям участвовать в тендерах по строительству АЭС. В декабре он отложил формирование правительства во главе с Петром Фиалой из-за того, что тот выбрал проевропейского и антикоррупционного министра иностранных дел. Но мнение Чехии изменилось после того, как в прошлом году стало известно, что в 2014 году российские агенты взорвали местный склад боеприпасов. 

Руководство Польши также имеет некоторое сходство с правительством Путина. Оно консервативно, религиозно, националистично и противостоит ЕС, который пытается не допустить превращения польских судей в политических пешек.

Тем не менее, это наиболее агрессивно настроенное антироссийское правительство в Европе. Ярослав Качиньский, глава правящей партии, потерял своего брата, тогдашнего президента, в авиакатастрофе в 2010 году, которая, как он считает, была устроена Россией.

Что еще более важно, Российская империя управляла большей частью Польши на протяжении XIX века и пыталась русифицировать ее население. Во время Второй мировой войны Сталин разделил Польшу вместе с Гитлером и казнил большую часть ее элиты. Многие поляки видят в России страну, которая пыталась уничтожить их как нацию.

Без потерь не обойтись

Страны Восточной Европы заплатят за изоляцию России. Их главная уязвимость — энергетика.
В октябре Молдова была вынуждена заключить дорогостоящую сделку с Газпромом, а растущие счета за электроэнергию чуть не привели к свержению эстонского правительства в январе.

Но только для стран Балтии Россия входит в пятерку крупнейших экспортных рынков. Ни в одной стране прямые инвестиции из России не превышают десятой доли инвестиций из ЕС, хотя есть страны, где они играют значительную роль.

В эстонской Нарве, например, около 30 процентов промышленных предприятий принадлежат россиянам, отмечает директор Нарвского промышленного парка Вадим Орлов. Российским бизнесменам нужны заводы в стране, где правит закон, где их не могут забрать рейдеры с политическими связями. Почему Эстония должна поддерживать жесткие санкции, которые могут усложнить жизнь ее собственному российскому бизнесу?

Одна из возможных причин состоит в том, что Россия тоже любит применять санкции, часто злоупотребляя ими. Премьер Эстонии вспоминает 2007 год, когда Россия в ответ на снос памятника советским солдатам в Таллинне прекратила поставки энергоресурсов.

Молдавский депутат Думитру Алайба также напоминает 2014 год, когда Москва наложила на его страну эмбарго после того, как та подписала соглашение об ассоциации с ЕС.

«Мы уже поняли, что отношения с Россией сопряжены с риском, — говорит Каллас. Если связи Восточной Европы с Россией еще больше ослабнут, Путину придется винить только себя».

 

Новости от Корреспондент.net в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/korrespondentnet