«Это было ошибкой» — Блаттер рассказал, как Саркози и Платини отдали Катару ЧМ-2022 по футболу

08.11.2022 22:40
Спорт Редакция
«Это было ошибкой» — Блаттер рассказал, как Саркози и Платини отдали Катару ЧМ-2022 по футболу

Экс-глава ФИФА Йозеф Блаттер заявил, что решение о проведении Чемпионата мира в Катаре было "ошибкой". Именно Блаттер был президентом ФИФА в 2010 году, когда Чемпионаты мира в 2018 и 2022 годах был отданы России и Катару.

Блаттер сказал швейцарской газете Tages-Anzeiger: «В то время мы фактически договорились в исполнительном комитете, что Россия должна получить чемпионат мира 2018 года, а США — 2022. Это было бы жестом мира, если бы два давних политических оппонента принимали чемпионат мира один за другим».

Но потом все переиграли. Блаттер заявил, что заявку Катара продвигал президент Франции Николя Саркози, для чего связался с французом — тогдашним главой УЕФА Мишелем Платини.

«За неделю до Конгресса ФИФА в 2010 году Платини позвонил мне и сказал, что наш план не сработает. Его пригласили во дворец президента Саркози, который только перед этим обедал с наследным принцем Катара. Саркози сказал Платини: «Подумайте, что вы и ваши коллеги из УЕФА можете сделать для Катара, когда будет присуждаться право проведения чемпионата мира», — рассказал Блаттер.

По его словам, Платини спросил у него: «Зепп, что бы вы сделали, если бы ваш президент попросил вас о чем-то?» Тогда я сказал ему, что этот вопрос не приходил мне в голову, потому что у нас в Швейцарии нет президента».

Через полгода после того, как Катар поучил право проведения ЧМ по футболу, Франция получила от этой страны контракт на поставки истребителей на 14,6 млрд долларов.

«Это слишком маленькая страна. Футбол и Чемпионат мира слишком велики для нее», — считает Йозеф Блаттер.

Однако экс-глава ФИФА, в то же время, не стал сожалеть о решении отдать России. Блаттер заявил, что больше не поддерживает контактов с Владимиром Путиным, и отверг утверждения о том, что Россия использовала соревнования в качестве «пропагандистской платформы».
«Многие другие также используют спорт в политических целях. Я не судья и не хочу судить об этом», — добавил он.