Письмо Аркадия Гайдамака раввину Берлу Лазару

14.04.2010 18:29
Реклама

Раввину Бэрлу Лазару

Господин  Раввин, в течение  многих лет я неоднократно обращался к Вам  в письменном виде через моих адвокатов  и во время личных встреч о передаче мне и г-ну Леваеву  конверта, в котором  находился документ, составленный и подписанный  мною и г-ном Леваевым. В этом документе  были определены партнерские  взаимоотношения 50/50 в алмазной деятельности в Анголе. Данный документ был составлен  и передан Вам  на ответственное  хранение с учетом «еврейских» традиций, когда важные документы передаются на ответственное  хранение уважаемому в еврейской общине лицу, которое не может лжесвидетельствовать.

Несмотря на то, что  Вы, в устной форме, неоднократно подтверждали нашим общим знакомым о том, что  Вам действительно был передан  мною и Леваевым конверт, Вы, тем  не менее, никогда не ответили мне  на письменные запросы о передаче данного документа.

Во время нашей  последней встречи, на мой вопрос передать мне и г-ну Леваеву отданный Вам на ответственное хранение документ, Вы мне дословно ответили: «Я подтверждаю, что Вы и г-н Леваев передали мне  конверт. Я не знаком с содержанием  данного документа. Через несколько  лет после того, как Вы мне передали на хранение данный конверт, я решил, что данный документ Вам больше не нужен, и я его уничтожил».

Я до сих пор не могу найти каких-либо объяснений Вашему поступку. Можно было бы еще объяснить  отсутствие у Вас данного документа  тем, что он исчез не по Вашей воле, в силу обстоятельств: утерян, несчастный случай, пожар, наводнение и т.д. Но Вы преднамеренно уничтожили данный документ, даже не спросив моего мнения.

Данный документ содержал условия очень важного для  меня контракта. Был составлен по правилам «еврейской» традиции и  передан Вам как Главе еврейской  общины России, таким образом, — человеку, считающему лжесвидетельство наивысшим  грехом.

Сегодня я требую от Вас в кратчайшие сроки подтвердить  мне, что Вам был передан мною и г-ном Леваевым на ответственное  хранение конверт, с содержащимся в  нем документом, и что Вы, не согласовав со мною, уничтожили данный документ.

В случае отказа предоставить данное подтверждение в письменном виде, я попрошу Вас поклясться на Торе, что приведенная здесь  информация верна.

Хочу Вам напомнить, что за много лет знакомства с  г-ном Леваевым, у меня нет никаких  сомнений в его неискренности.

В 1999 году, исключительно  благодаря уважению высшего руководства  Анголы, и, в благодарность за огромный вклад, который я внес в прекращение  длившейся десятилетиями кровопролитной войны, а также для обеспечения  финансирования ряда проектов по восстановлению экономики страны (например, сельского  хозяйства, и т.д.), мне дали право  создать компанию, которая получила лицензию на экспорт ангольских алмазов. Для осуществления деятельности данной компании я пригласил г-на Леваева к участию в данной компании на паритетных условиях, т.е. делить все расходы и доходы поровну.

Только лишь по причине  специфической ситуации, когда Правительство  Анголы, и, таким образом, я, лично, находились под пристальным вниманием огромного  количества недоброжелателей, которые  делали ставку на победу повстанцев против законного Правительства Анголы, и для того чтобы не попасть  под дополнительную негативную критику, что могло бы значительно повлиять на коммерческую деятельность компании «Аскор» в Анголе, — по предложению  г-на Леваева, мы и составили, так  называемый, «непубличный» договор. При этом г-н Леваев заверил меня, что Вы, г-н Раввин, никогда не откажетесь от того, чтобы подтвердить  наличие переданного Вам документа.

Практически сразу, после  начала совместной деятельности в области  алмазов и бриллиантов Анголы, Леваев стал вести несогласованные  со мной действия, входил в контакты с представителями ангольской администрации, при этом совершенно не учитывались  мои интересы и моя очень сложная  ситуация, вызванная преследованиями  во Франции.

Все действия г-на Леваева  были направлены на ущемление моих интересов и создание для меня различного рода сложностей перед администрациями  различных стран, а также в  прессе.

Только лишь для  того, чтобы не усложнять и так  необычайно сложную ситуацию, я не мог себе позволить каких-либо дополнительных сложностей, требуя от Леваева соблюдения партнерских отношений.

Сегодня я буду требовать  получения финансовой отчетности за все годы существования совместной деятельности и выплаты мне половины всех доходов. Я также буду требовать  оформления на меня половины от деятельности Леваева в области алмазов  и бриллиантов из Анголы.

В случае отказа, я  обращусь с имеющимися у меня объяснениями и свидетельствами о достоверности  того, что я заявляю, в раввинский суд, во все еврейские организации, на «алмазные биржи» многих стран, профессиональные организации и  прессу, а также в судебные инстанции.

Жду Вашего ответа.

А. Гайдамак

(Публикуется  по оригиналу,  с сохранением  стиля и пунктуации  автора)

Как вам новость?
Головоломки