"В стене нашли фото чьего-то возлюбленного". Минчане купили столетнюю хату и сделали из нее уютный дом на хуторе

Дом — одно из ценнейших творений человека, которое может прослужить нескольким поколениям. Но несмотря на добротные материалы, стареть здание начинает, как только на двери начинает ржаветь замок. В Беларуси много пустующих хат. Сейчас их можно купить за копейки, но большинство в таких ситуациях  привлекают участки, а дома, что были хранителями тепла, нередко сами становятся дровами. Но есть истории и с другим концом. Тамара купила дом на территории старого хутора за 4 тысячи долларов. За несколько лет она превратила его в уютную усадьбу, сохранив внешний облик и деревенский антураж. Женщина рассказала, как шла реконструкция и почему такие хаты дороже трехэтажных дворцов. 

"Когда моя подружка сюда приехала, то ужаснулась"

В окружении пушистых елок и сосен в деревне Лапки Столбцовского района спрятана усадьба “Розовый шмель”. Из-за веток цветущей вишни выглядывают старинные окна с резными наличниками ручной работы и потемневшие от масла бревна, которые сохранило время, но не щадят шашели.

Тамара купила участок вместе с домом 10 лет назад для личного пользования. Он обошелся тогда всего в 4 тысячи долларов. 

— Это была спонтанная покупка. Наверное, когда исполняется сорок плюс, всех начинает тянуть к земле, они озадачиваются: не пора ли приобрести свой кусочек земли, — смеется она. — Дачу сразу исключила. Это муравейник, в котором негде спрятаться, поэтому искала хутор.

По бумагам он был построен в 50-х годах, но в этом есть повод усомниться. Во время ремонта семья нашла кирпичи с клеймом более ранних лет, поэтому они уверены, что усадьба стоит здесь около века. Новую хозяйку такой возраст даже обрадовал: “значит, с богатой историей”. 

— Продавцы были уже третьими его владельцами. Как-то мы встретили соседей по хутору и решили спросить про хозяина домика. Оказывается, весь хутор когда-то принадлежал их дедушке. Он как раз жил в нашем доме и с двух сторон построил хаты своим детям, чтобы жить одной семьей, — рассказывает владелица усадьбы. 

Тамара признается, что при покупке, в первую очередь, смотрела на участок. Он запал в душу сразу же, напоминал картину из детства: молодые сосны, подлесок у дома. На дом она практически не обращала внимания, хотя он построен из добротного сруба.

— Дом выглядел запущенным. Когда моя подружка приехала сюда, то ужаснулась: “Тома, что это? Какой ужас”, — вспоминает с улыбкой Тамара. — Наверное, я уже на тот момент видела его совсем иначе. Знала, что и как переделаю.

Фотографии из архива героини. Так дом выглядел при покупки и в процессе ремонта

"За наличником нашли фотографию молодого человека"

Менять в доме нужно было практически все. Женщина вспоминает, как дочка чистила окна от бесконечных слоев синей краски, руки “отваливались” от усталости после сдирания пластов обоев. 

— Я не хотела приносить в дом что-то искусственное, поэтому по возможности ремонтировали все, что имело шансы еще послужить и нам.  

Самая тяжелая работала ждала впереди — разбор старой русской печи, которая занимала полкомнаты. Первые пару дней семья готовила в ней кашу, а вот при топке уже возник странный запах, поэтому решили ее заменить. Тамара вспоминает, что в доме тогда была сплошная грязь и глина. На месте старой печки, ее брат, печник по профессии, возвел новую. Это была его первая работа, что по-своему ценно для всей семьи. Сейчас отапливать дом можно с помощью печки и камина. 

— Мы не планировали менять пол, так как доски были весьма крепкими и широкими. Но во время ремонта увидели, что они заканчиваются там, где начинается печь, а под ней лежали камни. Увы, но тогда так и не смогли придумать, как все обыграть, поэтому пришлось демонтировать. Процесс оказался непростым. Дом уже заметно просел, доски лежали на сухом песке. Первый владелец укладывал пол по особой старинной технологии: слал золу, чтобы не проходила сырость от земли. Думаю, именно поэтому он дожил до наших дней. Удалось сохранить его только на кухне, — делится Тамара и смеется, что столько золы для современного пола они не нашли, поэтому обошлись без нее. А вот новые доски пришлось еще долго сушить, чтобы они не расходились, не возникали щели.  

Деревянные стены усадьбы оклеивать обоями казалось преступлением, поэтому их обшили имитацией бруса. Потолок лишь обновили в цвете и прибили между досками рейки, чтобы не сыпалась кострица.

Сохранила усадьба и аутентичные низкие двери.

Еще одной особенностью дома было наличие двух дверей, что вели в комнату. Ту, что была за изголовьем кровати, хозяева решили убрать. При демонтаже за наличником они нашли фотографию молодого человека, завернутую в тетрадный листок. Снимок хорошо сохранился, но соседи так и не узнали молодого человека. Тамара предполагает, что так девушка  прятала фотографию своего возлюбленного. 

Снимок, который нашли в дверях

— Когда мы покупали дом, хотели вкусить все прелести деревенской жизни: туалет на улице, вода из колодца, моем посуду в тазике. В какой-то момент в колодце стало меньше воды и ее не хватало на бытовые нужды, а тут еще и огород появился. Пришлось пробивать скважину. А там уже решили провести и канализацию. Для санузла планировали возвести пристройку, но, освободив место в прихожей, посмотрели, что сюда как раз поместится туалет и маленькая ванна.

По подсчетам, реконструкция обошлась Тамаре в несколько раз больше, чем сам дом. Точную сумму назвать невозможно, уверяет Тамара, ведь сложно посчитать свой труд, поездки каждые выходные и работу с утра до ночи.

— Мы этим жили, горели, проводили вместе время. Кто-то здесь работал, учился, отдыхал. Нам было классно, как в процессе, так и после окончания всех работ.

В доме не было никаких старых вещей кроме двух столов. Семья их отреставрировала и поставила на прежние места, в зал и на кухню. Все остальное собиралось с помощью друзей и знакомых.

— Одни ручник привезут, другие полочку отдадут. Многие вещи, которые не представляют ценности для деревенских людей, для меня сокровища. В детстве у меня была соседка, бабушка Аня. Я ходила к ней в гости, как на экскурсию. Помню, у нее всегда был застелен стол скатертью, стояли цветы, лежали белые чехлы на стуле, на диване. Будучи ребенком, я воспринимала его больше, как музей. Если так посмотреть, я воссоздала  дом из детства. 

"Наш хутор соседи до сих пор называют Бенедеков хутор"

Куда ни глянь, куда ни сядь, везде глаз найдет красоту, но особая обволакивающая атмосфера царит на террасе, которая  выросла на месте маленького закругленного крылечка. Здесь с одной стороны открывается вид на рощу, а с другой — на цветущую розовую магнолию. Ее просила посадить дочка Тамары. Из маленького прутика меньше чем за 10 лет выросло такое дерево. На заметку садоводам, магнолия любит теплое и защищенное от ветра место, в остальном она неприхотлива. 

Оторвавшись от дома и побродив по территории, можно заметить еще массу интересных вещей. Тамара не только перенесла на хутор свой дом из детства, но и поместила на 30 сотках Ботанический сад. На клумбах и в огороде растут различные цветы и растения, и почти у каждого имеется табличка с названием. Сейчас на луговой траве под деревьями по осени растут грибы, а у самого дома — лесная земляника. Овощи с огорода радуют не только Тамару, но и диких коз, что приходят полакомиться капустой. 

— На границе двух участков растет родовая липа, которой примерно столько же лет, сколько и дому. Ее посадил мужчина по имени Бенедикт. Кстати, наш хутор местные до сих пор называют Бенедеков хутор, — подмечает женщина. — Несмотря на то, что у нас есть соседи, одно из моих принципиальных решений — отсутствие забора. Не хотелось обрывать простор и загонять себя в коробку. Мы поставили небольшую изгородь из жердей, чтобы обозначить вход, а слева и справа посадили можжевельник и ели, которые и выглядят красиво,  и шум поглощают.

Недавно Тамара начала пускать в усадьбу гостей. Сперва было трудно и даже ревностно делить с кем-то красоту, которую создавал с трудом, но посетители относятся к хутору с таким же трепетом, как и владельцы. Одни ищут здесь убежище от городской суеты, другие хотят вернуть общение и близость в отношения, оторвавшись от телефона. Особое удовольствие многим иностранцам доставляет вода из колодца. Он по-прежнему занимает центральное место на участке — корень всей деревенской жизни. 

— Как показала пандемия, возвращение человека на землю неизбежно. Такие дома хранят нашу культуру и историю. К тому же, строились со знанием дела: встаешь вместе с солнцем, на западной стороне дома нет ни одного окна из-за преобладания холодных ветров. Чем раньше мы задумаемся, что нужно сохранить дом, природу, себя, тем больше шансов выживания.